Мы соседи по планете

3 868 подписчиков

Свежие комментарии

Южный берег Антарктиды

 

Южный берег АнтарктидыДалеко-далеко, на краю земли, на самом южном континенте есть неведомый мир, где представления о красоте природы, отдыхе и самой себе открываются с совершенно необычной стороны.

"Такой долгий путь, столько пересадок – тебе не страшно? Не лучше ли отправиться на райский остров, затерянный где-нибудь на экваторе? А что есть в твоей Антарктиде, кроме вечной мерзлоты?" – удивлялись знакомые. Но моя душа не хотела приторности жарких стран, она рвалась на встречу с белым материком, и я ничего не могла с собой поделать.

Прививка "Антититаник"
Южный берег АнтарктидыЛюбой путешественник, отважившийся отправиться на крайний юг, ищет свою Антарктиду: кто-то хочет испытать острые ощущения, восхититься чудесами природы, кто-то поставить себе очередную галочку, вот, мол, и здесь я был. Но в итоге путешествие к неизведанной земле для всех становится своеобразной работой над собой. Чего стоят только многочасовые перелеты и пересадки!

Для меня испытания на прочность начались в аэропорту Буэнос-Айреса, когда я торопилась пересесть на следующий рейс до Ушуайа и сильно подвернула ногу. "Ох, не к добру этот знак, не к добру", – грустно размышляла я, ковыляя в медкабинет. Осмотрев "ранение", врачи затараторили по-испански и вкололи мне какой-то препарат.

Из их тирады меня изумило одно слово – "антититаник". Я улыбнулась: может ли прививка обеспечить полную непотопляемость?

Через четыре часа, в Ушуайа, самом южном городе на земле, я впервые ощутила дыхание Антарктики. Оно чувствовалось в рваных свинцовых тучах, сквозь которые изредка проглядывали клочки ярко-синего неба, в силуэтах антрацитовых гор, терявшихся в сизой дымке облаков, и свежем запахе снега. Отсюда к заветному южному материку мне предстояло путешествие через пролив Дрейка на теплоходе.

Небольшое, видавшее виды исследовательское судно из Архангельска "Алексей Марышев" разительно отличалось от того мощного ледокола, который рисовался в моих идиллических фантазиях. Совсем не к месту я провела параллель между небезызвестным фильмом и забавной вакциной аргентинских медиков, сделала глубокий вдох и шагнула на борт. Около полусотни таких же, как я, отчаянных пассажиров, деловито сновали по палубе, экипаж с сосредоточенным видом возился с трапом и за всем этим вавилонским столпотворением бесстрастно наблюдал капитан. Меня сдержанно поприветствовали – путешествие началось. Итак, наш путь в ближайшие шесть дней будет проходить по беспокойному проливу Дрейка, а затем, курсируя на резиновых шлюпках-зодиаках между льдами, мы будем заплывать в живописные бухты, наблюдать за обитателями южного материка, любоваться айсбергами и побываем в гостях у полярников.

Пролив Дрейка
Южный берег АнтарктидыПару сотен лет назад моряки ее величества королевы Англии ввели закон: каждый, кто одолеет пролив Дрейка, имеет право получить бесплатный стакан виски в любом пабе мира, носить серьгу в одном ухе и сидеть, взгромоздив ноги на стол. В тот день, когда я столкнулась с жестким нравом Дрейка, поняла всю справедливость этих привилегий.

По проливу до Антарктиды двое суток пути при нормальной погоде. Но спокойствие Дрейку неведомо: в этом узком проходе сталкиваются воды Тихого и Атлантического океана, и от этого все вокруг кипит и пенится. "Возможно, в этот раз обойдется", – пытается приободрить капитан, но его слова имеют совершенно противоположный эффект. "А что было в тот раз?"

В тот раз судно попало в одиннадцатибалльный шторм – оно ложилось почти плашмя то на один бок, то на другой. Корабль так сильно швыряло из стороны в сторону, что от стены оторвался металлический сейф, и взбесившейся кувалдой летал по каюте, оставляя на своем пути глубокие вмятины.

Но нашей группе несказанно повезло, заверял капитан, ведь шесть баллов для Дрейка – так, сущие пустяки, почти штиль. Этот "почти штиль" на самом деле представлял собой огромные вздыбившиеся волны, и каждый раз, когда иллюминатор погружался в пучину, я начинала сожалеть о своем безрассудстве. На корабельной кухне замирала всяческая кулинарная деятельность, а спать приходилось, пристегнувшись специальными ремнями. И никакие задушевные посиделки в кают-компании не спасали от качки. Даже приличный морской стаж не гарантировал иммунитета от морской болезни. Она могла быть беспощадной и к рядовому пассажиру, и к прожженному морскому волку. Но могла и непостижимым образом обойти своим вниманием. Кто не хотел проверять свою реакцию опытным путем, мог воспользоваться специальными пластырями от укачивания – их предусмотрительно прихватил с собой корабельный доктор. Правда, он заранее предупредил всех о побочном эффекте – временном снижении остроты зрения. А еще доктор раскрыл мне тайну прививки "антититаник" – это была обычная инъекция против столбняка...

Врата Антарктиды
Южный берег АнтарктидыБыло далеко за полночь, но размытое солнце, которое угадывалось сквозь вуаль серебристого тумана, и не думало покидать горизонт. "Белая ночь опустилась, как облако" – вспомнились строчки из забытого хита. Я вышла на палубу: вокруг хрустальными осколками плавали льдины, а воздух был так чист и свеж, что им было невозможно надышаться. Его хотелось медленно пить через соломинку, как коктейль, и смаковать, словно вкуснейшее эскимо. А вдалеке – прямо из воды "рос" нежно-голубой дворец изо льда... Наш корабль медленно пересекал врата Антарктида.

Ранним утром мы пересели в резиновые лодки-зодиаки и отправились рассматривать айсберги. До недавних пор я была уверена, что эти глыбы бывают только скучного белого цвета. И совсем не ожидала увидеть столько оттенков. Розовые, голубые, желтые, они казались огромными порциями фруктового мороженого, случайно рассыпанного сказочным исполином. Вокруг слышалось бойкое жужжание видеокамер и фотоаппаратов – путешественники спешили увековечить медленно тающую красоту. Я тоже не могла остановиться – один айсберг был фотогеничнее другого. Вот – настоящий ледяной замок, вода промыла в нем почти пятизвездочные апартаменты: стены из отполированного льда, потолок, инкрустированный кристаллами, а сверху струится мягкая голубоватая подсветка. Говорят, здесь иногда встречаются "поющие" айсберги и плавучие острова с озерами, реками, водопадами и птичьими гнездами, а лет пятьдесят назад ученые наблюдали за айсбергом размером, равным половине Словении. Возможно, именно тогда появилась идея подгонять ледяные глыбы прямо к берегам засушливых районов. Но несмотря на фантастическую красоту, близко приближаться к ним опасно – подводную часть айсберга моряки недаром называют ножом.

Антарктида таит в себе множество неожиданностей: никогда не знаешь, что ждет тебя впереди. Однажды во время прогулки на зодиаке наш проводник заметил китов и предложил подобраться к ним чуть ближе. В полуметре от нашей лодки вода вздыбилась, и рядом с нами, как в ночном кошмаре, вынырнула огромная китовая голова. Я закричала, но каким-то чудом успела ее сфотографировать, "рулевой" дал полный назад. И только когда все окончательно пришли в себя, нам рассказали, что лодка оказалась прямо на спине у гиганта. Промедли мы хотя бы секунду, в следующий момент всей честной компанией барахтались бы в ледяной воде. Но все же я не верю, что этот край вечного льда так уж суров и бессердечен, просто он существует по каким-то своим законам. А мы о них еще ничего не знаем.

В гостях у полярников
Южный берег АнтарктидыВокруг льды, снега, белое безмолвие, нарушаемое редкими вскриками птиц, и вдруг – крохотный поселок из невысоких белых зданий. Посреди вечной мерзлоты, где на тысячи километров вокруг ни души, приютилась украинская полярная станция имени академика Вернадского. Вроде бы ее подарила нашей стране Великобритания в обмен на регулярные и бесперебойные метеосводки, но, согласно другой версии, станция была продана, и весьма выгодно. Ну да бог с ней, с коммерцией. Но вот ведь какой парадокс: ты платишь огромные деньги за тур на край света, чтобы на необитаемой земле встретить своих земляков и получить море внимания совершенно бесплатно!

Обитатели станции предлагают снять пробу с "горилки" собственного производства, изготовленной на самом экологически чистом талом снеге в мире. То, из чего собственно производят "высокий градус", держат в секрете. Я понюхала, осторожно попробовала – самый настоящий ядреный самогон.

А потом хозяева устроили нам экскурсию по маленькой станции. Спартанская обстановка, маленькие комнаты, в которых ютятся по четверо постояльцев, приборы с мигающими лампочками. Единственный элемент, оживляющий аскетичный интерьер, – гирлянда из разноцветных бюстгальтеров над барной стойкой. Такова местная традиция: каждая женщина, побывавшая на станции, обязана оставить эту деталь своего гардероба в качестве сувенира.

Желание возвращаться сюда снова и снова у полярников не отбивает ни долгая суровая зима, когда снег заметает станцию до крыши, ни отсутствие возможности побыть одному. Есть в Антарктиде некая манящая сила, которой невозможно противостоять, и спешат полярники вновь к своему добровольному заточению, и согласны терпеть неудобства и отсутствие развлечений, лишь бы опять увидеть удивительный материк. Есть в нем еще одна странная особенность: в организме людей, побывавших здесь, не находят никаких следов радиации. То ли уникальный чистейший воздух Антарктиды, то ли другие неизученные особенности оказались тому причиной, но из тела "выметается" весь посторонний "мусор". Прилив сил и необычайную ясность мыслей чувствуешь уже буквально на второй день.

Дворянское собрание
Южный берег АнтарктидыУтром нас ждало "шоу" пингвинов, которых полярники в шутку окрестили "чикенами". Все получили четкое указание: к птицам не приближаться ближе, чем на пять метров, и, разумеется, не кормить. Вооружившись фотоаппаратами, мы отправились к этим очаровательным птицам.

Пингвины важно расхаживали по плотно утрамбованному снегу, издали до смешного походили на дворянское собрание джентльменов во фраках и не обращали на нас никакого внимания. Говорят, пингвины не воспринимают людей как живых существ, мы для них вроде как часть пейзажа – камень или кусок льда... Мне очень хотелось пройтись по аккуратно вытоптанным пингвиньим дорожкам: по одной птицы вперевалочку поднимались вверх, а по другой – опускались вниз. "Фрачники" вели себя по-джентльменски: пропускали вперед "дам с детьми" и "пожилых", без конца уступали друг другу дорогу.

Передо мной разворачивалась настоящая пингвинья жизнь, так гротескно похожая на нашу... Трогательная до слез картина: два маленьких пингвинчика, пытаясь согреться, обнимают друг друга крылышками, а мама, эдакая злобная мачеха, безучастно стоит в стороне. Но в следующий момент уже видишь потешную сценку: впереди бежит кормилец семьи, а вслед за ним, спотыкаясь и падая, гонится орущая стайка малышей с открытыми клювами. Он останавливается, поворачивается к детенышам, быстро определяет своего и отдает ему вожделенную порцию пищи. Какой обиженный крик поднимается – ну точь-в-точь наши детишки, обделенные эскимо! Большие пушистые толстячки, которые громче всех вопят и выглядят гораздо крупнее родителей, – подросшие и постоянно голодные "птенцы". За их удивительной жизнью я бы, наверное, смогла наблюдать сутками, если бы не резкий специфический запах пингвиньей колонии, абсолютно несовместимый с моим сверхчувствительным обонянием.

Чудо-остров
Южный берег АнтарктидыНам обещали устроить настоящие антарктические spa-процедуры. Мы вновь загружаемся в зодиаки и мчимся к самой необычной минеральной "ванне" мира. В Антарктиде есть особенный "спящий" вулканический остров, который настолько прогревает воду, что она становится вполне пригодной для водных процедур.

Из густого тумана темной массой возникает наш "spa-центр" – остров Десепшн, официально зачисленный в чудеса света. Его сложно назвать привлекательным, а тем более живописным. Опаленный дочерна обжигающими потоками лавы, он скорее напоминает декорации к фантастическому фильму о конце света. В его кратере образовалось небольшое горячее озеро. Если рядом вырыть яму и разбавить заполнивший ее кипяток холодной океанической водой, получится замечательная купальня с самой экологически чистой в мире и самой насыщенной полезными элементами водой. Кожа после нее, как у младенца. Еще одно место для купаний – Бухта Маятника возле острова. Плавать в ней нужно осторожно: стоит нырнуть глубже или заплыть чуть дальше положенного – можно сильно обжечься или, наоборот, получить легкое обморожение. Ох, неспроста остров назвали Десепшн, что в переводе означает "обман", "жульничество". На острове есть и достопримечательность – старая заброшенная станция. С нее еще в прошлом веке чудом успели эвакуировать сотрудников, когда вулкан неожиданно пробудился от спячки.

Практически в каждой курортной стране есть свой островок или бухта под названием Парадиз. В Антарктиде она тоже имеется. На берегу, конечно, нет буйной зелени, пальм и ярких цветов, зато в этой живописной и тихой бухте любят останавливаться многие туристические корабли – на пикник. Наш повар-голландец колдовал над ароматным барбекю, и каждый получил свою порцию душистого горячего мяса. Там же, в райской бухте, голландец сделал предложение девушке из русской команды. В вольном переводе оно бы звучало приблизительно так: "Приглашаю тебя в наше совместное путешествие в будущее".

Я смотрела на их счастливые лица, и мои яркие мозаичные впечатления постепенно складывались в единый прекрасный узор. Я благополучно пережила свидание с Дрейком. Испытала сильнейшее волнение, столкнувшись "лицом к лицу" с китом. Купалась возле вулкана. Была в гостях у полярников. Видела пингвинов и айсберги... Получила самую разнообразную гамму эмоций и впечатлений. Я стала немного другой, что-то неуловимо изменила во мне Антарктида. Наверное, это, как и многое другое на этой ледяной земле, не поддается объяснению.

Туристу на заметку:

Летом в Антарктиде как зимой приморской в Европе (в это время у нас зима, ведь материк находится в южной части Земли) – температура на побережье колеблется от 0 до 5 градусов, зимой – от -5 до -35. Погода может меняться по несколько раз в день: ветер, снег или дождь уступает чистому небу и сравнительно теплой погоде.

Картина дня

наверх