Мы соседи по планете

3 875 подписчиков

Свежие комментарии

Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!

Помните старую добрую детскую забаву: сделай леденец в муравейнике? Берешь тоненькую веточку, обильно слюнявишь, даешь мурашам ее как следует накусать… И пару минут спустя наслаждаешься кислятиной на палочке. И хотя в детстве мало кто из нас даже слышал что-то о муравьедах, в то прекрасное время мы были довольно близки к их философии и гастрономическим пристрастиям.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
В наших широтах пушистых любителей кислых попок отродясь не водилось, а вот в Южной Америке у них раздолье. Благородный род четырехпалых муравьедов, или тамандуа расселился по всему континенту, за исключением Чили и большей части Аргентины. 5-7 кило ходячего дезинсектора прекрасно приспособились к любым условиям. Даже на деревьях научился такие трюки выполнять, что хоть сейчас записывай в сборную по акробатике.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Это притом, что кроме муравьев и термитов наши друзья не едят ничего. Да, порой, под раздачу попадают и дикие пчёлы — но не более. Впрочем, когда у тебя рот диаметром с карандаш, ничего больше букашки и не съешь. Зато жгутообразный 40-сантиметровый язык для упомянутых членистоногих — истинный бич божий. За день один тамандуа способен усосать 9000 муравьев  (не спрашивайте, как это считали, мы всё равно не ответим).


Зубов у муравьедов, кстати, нет. Вся еда «перемалывается» в желудке за счёт мощных стенок кишечника.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Правда, абы какие мураши не пойдут: муравьи-листоеды, кочевники и солдаты любого вида, способные устроить нашему неполнозубому другу химическую атаку, его не интересуют. Вполне логично: мы и сами не едим малину с клопами-вонючками, верно?
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Конечно, насекомые в Южной Америке тоже не лыком шиты: попробуй-ка пробраться в термитник, например. Только вот за няшной пушистостью муравьеда скрывается природная мощь, которая не снилась ни одному джедаю. Будучи обладателем 10-сантиметровых когтей, он вскрывает термитники, как консервную банку.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Ходить, правда, с таким маникюром не очень удобно, да и бегать как Усейн Болт не получится. Но оно муравьеду и не надо: солидную часть жизни они проводят, лазая по деревьям. К тому же, муравьедам спешить принципиально некуда: еда не уйдет, а хищники их особо не трогают.
Муравьеды — ночные животные. А всё потому, что ночью все добропорядочные муравьи спят, и слизывать их не составляет никакого труда.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Почему хищники их не трогают? Что ж, эти когтищи вскрывают древесину и бетоноподобные стены термитников с той же легкостью, как школотрон хеппимил. Как думаете, что они способны сделать с теплокровной тушкой своими руками-базуками? Ответ очевиден. Хищникам опасно нападать на муравьеда.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Справедливости ради, прежде чем начать махать кулаками, муравьед предупреждает оппонента о грядущем кровопролитии. Оказавшись в неловкой ситуации на земле, он встаёт на задние лапы и своим жестом будто скажет: «эй, приятель, успокойся». Если же уговоры оказались бездейственны, животина как следует бздит. Причём бздит так, что в некоторых регионах муравьедов за это и  вовсе лесными вонючками прозвали.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
А вот при встрече с себе подобными, в большинстве случаев, звери друг друга игнорят, не удостаивая даже приветственным пуком. Однако порой разнополые особи таки достигают взаимопонимания. Правда, после акта дружбы организмами парочка быстро распадается — таков путь.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Через 130-150 дней на свет явится новый истребитель муравьев. Через год он покинет родительницу, но никто по этому поводу сильно переживать не станет. Тамандуа — самодостаточные одиночки: войны за баб, территории и гиперопека потомства их не интересуют. Живут — не тужат эти ребята до 9,5 лет в неволе. В природе не подсчитано: тяжеловато наблюдать за ночными бродягами-пофигистами.
Всё время, пока мать заботится о детёныше, малыш сидит у матери на спине.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
С таким отношением к жизни врагов, кроме сапиенсов, у муравьедов быть не может. Особенно достается животинам с юга: аборигены юго-востока Бразилии почему-то уверены, что тамандуа убивают собак. Наверняка этот слух распустили живущие там же кошки, однако наиболее вероятно, что так местные прикрывают добычу хвостовых сухожилий, из которых потом делаются сверхпрочные веревки.
Никто больше не смеет есть моих муравьёв! Никто!!!
Остальным с человеками повезло больше: некоторые их даже специально в домах содержат для защиты от вездесущих термитов. Недаром говорят: хороший сосед — клад.

Картина дня

наверх