Мы соседи по планете

3 867 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Андреевич
    там такие твари водятся.....Тауматихта Акселя...
  • Homo Sapiens
    есть много видов выхухолей: нахухоль, похухоль, вздохухоль и прочие... В общем, полную классификацию выхухолей можно ...Выхухоль, или хох...
  • Homo Sapiens
    разве и инцест практикуют? -Это же опасно для выживания вида, вроде... Убийства, изнасилования, разбой -- мож быть, п...Смертельная тайна...

В чем уникальность животного мира Камчатки, где произошла экологическая катастрофа? Рассказывает и показывает фотограф и биолог Александр Семенов

В чем уникальность животного мира Камчатки, где произошла экологическая катастрофа? Рассказывает и показывает фотограф и биолог Александр Семенов

В чем уникальность животного мира Камчатки, где произошла экологическая катастрофа? Рассказывает и показывает фотограф и биолог Александр Семенов

В начале октября стало известно о масштабном загрязнении вод Тихого океана у берега Авачинского залива на Камчатке. Загрязнение, причины которого до сих пор не установлены, вызвало массовую гибель рыб и морских животных в этом районе — умерло до 95% местной фауны. «Медуза» попросила фотографа и биолога Александра Семенова, который изучает и фотографирует морскую фауну Дальнего Востока, рассказать и показать, почему его подводные обитатели так уникальны и интересны (и очень красивы). Пояснения Александра Семенова приведены под фотографиями.

Александр Семенов

фотограф, морской биолог

В 2014 году меня пригласили сопровождать экспедицию: я поехал на корабле по Камчатке и Курилам и нырял во всех местах, где была возможность. С тех пор я настолько впечатлился этой фауной, что, в принципе, пользовался всеми возможностями туда попасть. Побывал уже в трех экспедициях.

На Дальнем Востоке — если вы возьмете Японское море, Камчатку, Курилы и Командорские острова — будет совершенно разная природа, причем порой даже на близких друг к другу участках. Фауна там богатейшая. Это вообще огромный регион, где под водой обитает безумное количество разного интересного зверья.

Течение, которое начинается у берегов Канады и заворачивает около Аляски, проходит через Командорские острова, подхватывается там Курильским и частично доходит даже до Японского моря, принося огромное количество планктонных организмов, личинок и питательных веществ.

Плюс это место, где встречается арктическая холодноводная фауна — большую часть года там низкие температуры, но в то же время там есть животные, которые добираются туда из более теплых вод Японского моря, из центральной части Тихого океана.

А в южной части Камчатки, неподалеку от берега, начинается Курило-Камчатский желоб, где глубины доходят до 9700 метров. Это совершенно удивительные места с уникальным биоразнообразием.

Три наших российских моря — Охотское, Баренцево и Берингово — это три самых богатых моря по биомассе. Это значит, что общее количество всех животных и водорослей там просто огромно. На Камчатке у нас тоже фантастическая биомасса, и это видно по тем же ежам, двустворчатым моллюскам или актиниям, которых на одном небольшом участке может быть невероятно много, хотя это, конечно, всегда разнится от биотопа к биотопу.

Скалы с актиниями, ежами и гидроидными полипами около острова Атласова (Северные Курилы). На одном таком валуне обитают десятки видов животных. Под крупными и заметными актиниями на самом есть деле целый мир крохотных существ размером от долей миллиметра до нескольких сантиметров.
Гигантская актиния Metridium farcimen, Северные Курилы. Эта актиния способна жить несколько десятков лет, вероятно, даже больше ста.
Яркая холодноводная креветка Lebbeus grandimanus, южное побережье Камчатки.
Поле форонид — маленьких, относительно примитивных беспозвоночных, которые питаются с помощью покрытых ресничками щупалец. Их практически невозможно заметить, если не знать, куда смотреть. При этом они покрывают плотным ковром десятки и сотни квадратных метров в некоторых бухтах Камчатки.

Вообще, говорить о побережье Камчатки как о каком-то одном регионе, в принципе некорректно, потому что на этом побережье есть несколько совершенно разных биотопов. То есть место, где впадает река, будет отличаться от места, где стекает снег с гор, — вот эти фьорды Камчатки, эти маленькие бухточки между скалами. Где-то будет абсолютно кристально чистая, прозрачная вода, потому что там не будет никакого стока, а где-то почти нулевая видимость. В одном месте будут скальные выходы, в другом — заиленный песок или кладбища ракушек.

Погружения на Камчатке и Курилах — это уникальный опыт и для обычных дайверов, и для морских биологов. Ты ныряешь и тут же видишь целый ворох разных животных: среди леса из актиний и гидроидов ползают голожаберные моллюски и шагают морские пауки, из расщелины в скалах вылезает гигантский осьминог, над головой проплывают огромные медузы Цианеи, охотящиеся на более мелких гидромедуз. Между губками растет вообще какая-то непонятная штука из нескольких шариков с щупальцами, про которую ты вообще не можешь ничего путного сказать, несмотря на все свое профильное образование и опыт. Поначалу кажется, что это какой-то кустик, а на самом деле это не кустик, а прикрепленное колониальное животное. Начинаешь приглядываться, смотришь внимательно со всех сторон, находишь нужные участки тела, и оказывается, что это какой-то очень оригинальный гидроидный полип, может быть, совершенно неизвестный.

Гигантская медуза Цианея (Cyanea capillata), она же — медуза Львиная грива из рассказа Артура Конан Дойля. В северной части Тихого океана эти медузы вырастают до двух метров в диаметре при длине щупалец до 37 метров! Это самая крупная медуза в мире. Снято в одном из фьордов на юге Камчатки на глубине 35 метров.
Крылоногий моллюск Морской чертик (Limacina helicina) — крохотный планктонный моллюск, чья ползательная нога превратилась в крылья для плавания. В холодных морях эти существа являются пищей для огромного числа морских обитателей и важнейшим компонентом экосистемы Арктики. Север Тихого океана.
Лунная медуза Aurelia limbata — быстрая и мощная медуза, которая в огромных количествах появляется в определенные сезоны у берегов Камчатки и Командорских островов.
Гигантский осьминог Дофлейна (Enteroctopus dofleini) — самый распространенный на Дальнем Востоке вид осьминогов и самый крупный в мире. Эти животные вырастают до девяти метров в размахе щупалец, но живут при этом до первого размножения. Как правило, срок их жизни — это один — три года. Одни из самых умных беспозвоночных животных в океане. 

Во время экспедиций на Курилы я собирал и фиксировал некоторых животных, и часть из них оказалась новыми для науки — по этим экземплярам описали новые виды. Не то чтобы это был какой-то там совершенно новый тип животных, о которых никто не знает, — это уже редкость в научном мире, но среди известных нам крупных таксономических групп в океане есть еще огромное количество видов, которые нам только предстоит найти, изучить и описать.

На самом деле что Камчатка, что Курилы, весь этот Дальневосточный регион — он достаточно мало изучен. Просто потому, что инфраструктурно там очень сложно организовывать полноценные исследования. Регион огромный, просто гигантский, да еще и суровый по климату. И для того, чтобы его изучить, нужно потратить не одно десятилетие, гонять туда корабли с учеными, возить по дну тралами, ловить обитателей толщи планктонными сетями, кидать дночерпатели, запускать роботов и водолазов, после чего все собранное определять и описывать в институтах, сравнивать с фауной Командорских островов, Аляски, Японского моря, делать молекулярный анализ, смотреть, кто эти животные, кому они друзья и родственники, — это очень масштабная и долгая работа.

То, что происходит [из-за загрязнения моря] сейчас, можно считать катастрофой. Когда погибает приличный кусок океана — это плохо, независимо от причин, и совершенно неважно, с какой скоростью у вас океан восстанавливается. А он, конечно, восстановится. Если взять богатый биотоп и зачистить его на 20 квадратных километров до голых скал, а потом нырнуть туда через два-три месяца — где-то, может, и подольше, конечно, — то там, скорее всего, будет новое, свежее царство с приличным количеством осевших по новой животных, с усоногими рачками, с маленькими кустиками гидроидных полипов, с пятнами губок и мшанок — кого там только не будет. Через год это место уже будет совсем не узнать. Если, конечно, это место не будет сточной канавой. Если у вас есть что-то, что отравляет животных на постоянной основе, биотоп попросту исчезнет, но от однократных потрясений океан умеет восстанавливаться достаточно хорошо.

Натюрморт из губок, офиур, мшанок и актиний рядом с Северными Курилами. Так выглядит подводный мир в приближении — кроме привычных всем животных, в океане есть огромное количество странных и необычных существ, про жизнь которых не так уж много известно.
Паразитические актинии (Peachia) под куполом медузы Эквореи (медуза, из которой добыли белок GFP, за которую исследователи получили Нобелевскую премию по химии в 2008 году). Где-то около Камчатки.
Колония сальп (Pegea confoederata) — наши очень далекие родственники, хордовые животные, образующие огромные колонии. Сальпы — одни из самых эффективных фильтраторов в Мировом океане. Курильские острова.

Однако сначала нужно точно понять, что именно произошло, а без проведения должных анализов и проверки всех версий утверждать про антропогенные факторы нельзя. В природе случается и естественная гибель всего живого — это известные и не такие уж редкие явления, и это тоже катастрофа. Но если говорить про антропогенное воздействие, то в океане должна быть очень-очень-очень высокая концентрация [отравляющих] веществ для того, чтобы за короткий срок передохла куча живых существ — потому что объем воды просто невероятный. Это должно быть что-то крайне токсичное, или же розлив должен случиться локально, например, если что-то вытекло по реке, то пока она не перемешалась с водой, все, что близко к устью, может погибнуть, поскольку именно там будет самая высокая концентрация.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх